Тантрическая традиция (часть 2.)

Отказ от взаимопонимания, уход от нормальной жизни, выполнение ужасных обрядов и отвратительная сексуальная распущенность — без сомнения, заметные свойства многих тантрических культов; но при этом необходимо помнить, что все это не обязательно воспринимается как нормы поведения, и более того, совсем не является необходимым для реализации тантры.


Читать предыдущую статьюТантрическая традиция (часть 1.)

Тантра являет собой чрезвычайно неоднородное явление, она включает в себя многочисленные племенные и региональные культы, допускающие разные варианты классификаций. Но вместе с тем, интересно отметить, что разнообразные тантрические течения имеют несколько общих рабочих принципов, таких как необходимость духовного наставника, необходимость посвящения, таинство выполнения ритуалов и использование символизма. В этом значении, Тантра в целом может быть охарактеризована как «мудрость, напрямую передаваемая от учителя к ученику посредством символов». Именно этот символизм и представляет наибольшую трудность понимания тантрической доктрины для исследователей, особенно исследователей западного происхождения.

Мы не знаем точно, когда эта доктрина была зафиксирована в письменных источниках. Но в нашем распоряжении находится множество тантрических справочников, руководств, таблиц-инструкций и иллюстрированных книг, созданных в период с IV -V в. н. э. вплоть до сравнительно недавнего времени; большинство из них написаны на санскрите, а некоторые на искаженном санскрите. Само выражение «письменная тантрическая традиция» является парадоксальным, поскольку поучения Тантры всегда передаются изустно от учителя к ученику; кроме того, существует однозначная тантрическая установка на то, что книги ни в коей мере не могут заменить наставника. И поэтому удивительно, что в письменном виде существуют не только подробные разъяснения теоретических вопросов, но и инструкции по практическим дисциплинам, такие как Садхана-мала, Садхана-самуччая и Садхана-видхи, и подобных текстов сотни. Возможно, ученики не смогли противиться искушению записывать поучения; а если их мотивацией было сострадание ко всем живым существам (как у махаянистов и тантристов Ваджраяны), то они действительно имели мощный побудительный мотив к тому, чтобы письменно зафиксировать учение. Но при этом они, несомненно, имели в виду, что Тантра несовместима с паблисити, что Тантра является глубоким таинством, что передача знания строго ограничена двумя людьми — учеником и его наставником.

Для того чтобы решить противоречие между необходимостью записать учение и запретом на распространение тайного знания, был использован метод «символического изложения». Тексты были написаны языком, который прочесть мог любой, но понять — только тот, кому адресовалась скрытая информация. Этот символический язык, или, скорее, стиль изложения, технически называется «Сандхабхаша» или «Сандхья-бхаша», — последнее название все же ошибочно.

Не вызывает сомнения, что поначалу тантрические трактаты предназначались исключительно для практического использования и имели очень ограниченное хождение. Ритуальная передача текста неизменно сопровождалась устными пояснениями смысла и детальными инструкциями к пользованию текстом. Ясно, что при этом для посторонних написанное было малопонятным, или, говоря буквально, вводило их в заблуждение, сбивало с пути.

Своеобразие языка, используемого в Тантре, связано также с особенностями терминологии, которая перенималась при ассимиляции разнообразных региональных культов. Джаядратха-ямала — текст, датируемый шестым веком и написанный в Непале, содержит некоторые однослоговые термины и говорит о том, что термины эти используются йогини, и принадлежат трансгималайским диалектам Пайшачха и Бхота, преимущественно тибетского происхождения. Само появление практикующих йогу женщин, называемых йогини, имеет неиндийское происхождение. Тантры неиндийского происхождения, такие как Маха-чипа-тантра и Нила-Сарасвати-тантра, упоминают, что йогини используют тайный язык (сандхабхаша).

Между тем, в тантрических текстах символическим является не только стиль изложения. Тантра всецело опирается на символизм. И причину этого не приходится искать далеко. Одной из базовых особенностей Тантры является опора на индивидуума, который является продуктом и источником энергии. Человек, согласно этим представлениям является миниатюрной вселенной; микрокосм не просто содержится внутри макрокосма, но и полностью соответствует ему. Все энергии, действующие в мире, содержатся и внутри человека, правда, обычно в дремлющем состоянии. Но когда они оказываются соответственно упорядоченными и эффективно устремленными, человек становится способным порождать в себе определенные сверхъестественные силы. Более практичные и мирские формы Тантры говорят о господстве над стихиями и о магических достижениях (сиддхи), но более духовные формы Тантры говорят, что истинная цель — «полное освобождение в течение одной жизни» (дживанмукти).

Достижение «бессмертия» тела, цель, которую преследовали даосы и алхимики всего мира, была также и целью многих тантрических культов в Индии. Помимо практик магии, волшебства и ведовства, индийские тантристы практиковали методы, приводящие к умиротворенности и освобождению. Здесь нам уместно обсудить некоторые практики, которые использовались для гармонизации и управления психической энергией и известных под общим названием «садхана» — разновидность внутренней духовной алхимии.

Целью садханы является трансформация практикующего путем обуздания им своей внутренней энергии. Энергия эта скрыта в теле и, не будучи культивирована, побуждает обычного человека скорее к негативным действиям. Садхана, культивируя внутреннюю энергию, трансформирует человека, и тот начинает функционировать более эффективно, более значимо и целеустремленно. И ясно поэтому, что садхана представляет собой систему упражнений, физических (подобно контролю над дыханием и практике разнообразных телесных поз, как в Хатха-йоге) и ментальных (созерцание, концентрация и визуализация, как в Раджа-йоге). Иногда практикуются крайние формы аскетизма или необычные сексуальные техники, но это встречается редко. Отказ от взаимопонимания, уход от нормальной жизни, выполнение ужасных обрядов и отвратительная сексуальная распущенность — без сомнения, заметные свойства многих тантрических культов; но при этом необходимо помнить, что все это не обязательно воспринимается как нормы поведения, и более того, совсем не является необходимым для реализации тантры.

Даже телесные позы сводятся всего к нескольким типам, хотя положений для рук, а особенно для пальцев (мудры) — значительно больше. Несмотря на обилие всевозможных техник, главный акцент в Тантре всегда делается на работе с умом (сознанием ученика) — т. е. ментальных практиках. Контроль над дыханием и телом считается делом вторичным по отношению к контролю над мыслительным процессом. Контроль над деятельностью ума является своего рода ключом к обретению власти над психической энергией. Поэтому садхана, какой бы она ни была на практике, является процедурой, посредством которой четыре базовых аспекта индивида — жизненные токи, эмоции, сознание и энергия — мобилизуются и приводятся в состояние гармонии.

В сущности, смысл всех практик сводится к тому, чтобы сконцентрировать и правильно направить психическую энергию. Одним из наиболее древних и распространенных в Тантре методов является практика «мандалы». Этот элемент практической индийской психологии вызвал в свое время повышенный интерес Карла Юнга, одного из отцов-основателей теории психоанализа. Суть мандалы трактовалась экспертами по-разному, ее называли — «космограмма», «космогоническая модель», «карта души», «космический план», «символ космоса», «схема устройства психики». В своей основе мандала представляет видимый геометрический чертеж, часто круг, и означает завершенность какого-либо из аспектов бытия, показывая также пространственную ориентацию сил в обозначенном континууме. Это топологическая модель, которая реконструирует субъективное пространство. Оформленная как объект внешнего мира, мандала представляет схему мира внутреннего.
Топография мандалы такова: в центре находится гора Меру, она окружена континентами, субконтинентами, сферами и планами бытия; все это представлено в виде стилизованных изображений. Но мир вообще обретает значение только по отношению к человеку, и главным объектом Тантры является именно человек. Каждый индивидуум, таким образом, растворяет мир в себе, или наоборот — позволяет миру растворить самого себя. Субъективный процесс восприятия, который протекает в каждом из нас, на самом деле, не является «центром» мира. Индивидуальное сознание, как и мир, не имеет ни периферии, ни центра. Тантра показывает, что все наши несчастья происходят именно из-за этих ложных представлений о центре и периферии. Тантра также дает эффективные средства для корректировки ситуации.
  • 0

  • 0

Комментариев нет

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.