О тантре

Слово "тантра" является синонимом санскритского слова «прабандха» («преемственность») и имеет в виду непрерывность бытия. Основная идея тантры, как и других учений буддизма, заключается в достижении состояния совершенства и просветления (или обретения природы будды), но присущее тантре качество непрерывности продолжается даже за пределами достигнутого состояния просветленности. В этом ее отличие от других учений.

Первые индуистские секты, возникшие в основном в Северной Индии, очень почитали Рудру — олицетворение злых сил. Затем с его именем стали добавлять эпитет Шива («благоприятствующий», «милостивый»). В такой форме он воспринимался людьми как таинственный, непостижимый. Благодаря этому объединяющая идея вселенной в Упанишадах приводит именно к нему. Шива является образцом совершенного йогина, указующего путь к спасению.

Как философия шиваизм был систематически разработан в конце I тысячелетия нашей эры. Его бог Шива — абсолютная реальность, создает миры не по каким-либо материальным причинам, а только по собственной воле. Его творческая активность есть проявление силы высшего властителя вселенной, силы, происходящей из него самого. В своем отношении к миру и к сознательным существам это божество одновременно имманентно и трансцендентно. Оно представляет собой неизменную действительность, основу вселенной. Его энергия (шакти) имеет бесконечное множество аспектов, из которых главные — мудрость, блаженство, воля, знание и творческая активность.

Старейшая шиваитская секта пашупати единственной реальностью признает Шиву, Абсолют, постигаемый лишь через его энергетическое проявление Шакти — универсальное женское начало. Под влиянием Веданты возникло учение, согласно которому Шакти нельзя воспринимать обособленно от Шивы и следует рассматривать как нечто тождественное ему. Тот, кто не способен обращаться к абстрактному богу — Абсолюту, может достигнуть высшей цели, если обратится к его женской манифестации — Шакти как к чему-то, что является гораздо более конкретным, осязаемым, наделенным атрибутами и качествами. Позднее Веданта повторила идею о том, что Шиву возможно постичь лишь через Шакти.

Каждый аспект бога имеет две стороны: мужскую и женскую. Женская характеризует творческую энергию или силу (шакти) соответствующего бога. И среди шиваитов, и среди вишнуитов с давних времен существовали особые группы, придававшие большое значение женской творческой силе и избиравшие своим божеством какой-либо аспект Шакти — Великой Матери. Это третье направление называется шактизмом.

О почитании Великой Шакти в мире явлений, согласно религиозному и философскому мышлению шактистов, рассказывается в тантрах, эзотерических текстах, написанных в форме бесед между Шивой и Шакти. В них содержатся не только мистические истории, описания магических обрядов, ритуалов, заклинания чародеев, советы, касающиеся взаимоотношений мужчин и женщин, но и метафизические рассуждения. В настоящее время они рассчитаны на людей всех каст. Идеи, изложенные в тантрах, позднее вошли составной частью в местные культы женских божеств, которые под влиянием тантризма приобрели чисто религиозный мистический характер.

В шактизме богиня символически изображалась в виде круглой или квадратной каменной плиты с круглым отверстием посередине, мужское божество — в виде каменного столбика, вставленного в отверстие. Шива представляется как лингам (фаллический символ Шивы), как нечто, не имеющее своих качеств и проявлений, только женское начало придает ему действенность, развитие, жизнь.

Уже первые памятники бенгальской литературы, сохранившиеся по счастливой случайности в Непале и датируемые началом нашего тысячелетия, свидетельствуют о том, что в Бенгалии большая роль отводилась неортодоксальным, эзотерическим культам, которые с общеиндийской точки зрения носили особый, периферийный характер.

Известно, что тантризм связан со средневековыми рукописями. Учение тантр дало толчок к появлению раннесредневековых песен и поэтических строф, позже составивших содержание старейшего произведения бенгальской письменности, сборника «Чарья-пада». В нем элементы буддизма и индуизма переплетаются до полного неразличения, причем обе религии выступают здесь в формах, которые вряд ли удовлетворили бы ортодоксальных приверженцев и той, другой. Произошло, как правильно отмечал видный историк тантрической литературы Дасгупта, слияние йогической практики с религиозными теориями индуистского и доиндуистского происхождения: «Рядом с обычными, известными теологическими в Индии с древних времен существовало весьма важное подводное религиозное течение, доступное лишь посвященным. Эта тайная практика, связанная с теологическими идеями шиваитов и шактистов, привела к возникновению шиваитского и шактистского тантризма».

Учение тантр основано на йогической практике, так как тантристы считают, что философские, религиозные и другие учения могут быть поняты только через знание истинной природы ума. Тантристекие тексты описывают различные религиозные практики, в том числе сбдханы и медитации, в процессе которых в сознании медитирующего происходит слияние микрокосма с макрокосмом, означающее уход от любых форм дуальности. В этом тантра отличается от учения сутр. В зависимости от методики, степени сложности посвящения, а следовательно, и быстроты постижения все тантры делятся на четыре класса (от низшего к высшему): крия-тантра, чарья-тантра, йога-тантра и аннутара-йога-тантра (или маха-йога-тантра).

Считается, что если при практике тантр низшего класса процесс достижения просветления занимает шестнадцать человеческих жизней, то практика тантр высшего класса, а именно: Хеваджра-тантры, Чакра-самвара-тантры, Гухьясамаджа-тантры и Калачакра-тантры, позволяет обрести природу будды в течение одной жизни. Их цель — «просветление здесь и сейчас», и путь достижения этого просветления самый прямой.

В индуизме тантристские богини или дакини почитаются демоническими существами, которые причиняют людям зло, но могут иногда творить и добро. Считалось, что местопребывание дакини — на кладбищах, где они используют трупы для совершения своих магических ритуалов.
Перейдя из индуизма в мифологию тибетского тантризма, дакини получили тибетское название «каджома» (буквально «движущиеся по небу», поэт, «небесные танцовщицы») и стали играть важную роль в йогической практике адептов Ваджраяны. Тибетские йогины, как ииндийские, часто выбирали места захоронения для созерцания и достижения религиозного экстаза. В практику же медитации тибетских йогинов на кладбище обязательно входил ритуал вызывания дакини, которым стали приписываться силы, помогающие пробуждать спящие способности сознания медитирующего.

Буддийский тантризм насчитывает пять дакини высшего порядка: Буддадакини, Ваджрадакини, Ратнадакини Падмадакини и Кармадакини, в единстве с которыми дхъяни-будды (будды созерцания) символизируют полярность женского и мужского начал. Согласно буддийским тантрам, женским началом, пассивным по своей сути, представлена мудрость (санскр. праджня), или осознание шуньяты (пустоты), из которой все происходит и куда все возвращается.

Мужским, динамичным началом представлен метод (санскр. упая), с помощью которого осуществляется реализация мудрости, чем достигается совершенство будды. Единство высших дакини с пятью дхьяни-буддами подтверждается точным соответствием их цвета и местопребывания в мандале пяти дхьяни-будд.
На это единство указывает тантристский текст вызывания дакини, который гласит:
Ваджрадакини, приди с востока,
неся копье всеобъемлющей любви;
Ратнадакини, приди с юга,
неся копье великого сострадания;
Падмадакини, приди с запада,
неся копье великой доброжелательности;
Кармадакини, приди с севера,
неся копье великого беспристрастия;
Буддадакини, приди из центра,
неся копье сознания бодхисаттвы;
И, стоя на простертых главах
элементов омрачения и на их конечностях,
пронзите их своими копьями.

Полярность мужского и женского начал, признанная в тантризме, представляет собой важную черту в его символизме. Не исключая эротического аспекта такого союза, адепты тибетского тантризма связывают эту особенность прежде всего с высшей духовной реальностью в процессе просветления.Тантризм сделал шаг вперед на пути эффективного продвижения личности к духовному совершенству. Он процветал в Индии в то время, когда тибетцы находились в поисках своей религии: буддийский тантризм, его техники и практика разделялись шиваитским тантризмом и в целом самой йогой. Существовала и другая философская доктрина, общая для индуистской и буддийской тантр и имеющая отношение к определенному типу модели вселенной. Ее суть в том, что реальность одна, но она осознаётся как процесс концептуальной и интуитивной поляризации двух противоположных полюсов.
Эти два полюса представляют собой активность и пассивность, и вселенная «работает» благодаря их взаимодействию. Вселенная прекращает «работать», когда противоположные полюса сливаются (поглощаются), и ее состояние Абсолюта реализуется в единстве, неизменности и покое.

Такого рода декларации относятся к фундаментальному тождеству двух противостоящих полюсов, когда проходящий суровое обучение тантрист испытывает состояние облегчения и успокоения во время процесса слияния, и достигает этих способностей благодаря своей успешной садхане или духовному тренингу.
Одного этого достаточно, чтобы говорить о реальном существовании общего между индуистскими и буддийскими тантрическими учениями, поскольку речь идет о мужском и женском началах как составных частях процесса просветления.

Представляется наиболее достоверным то, что истинная разница между тантрическими и нетантрическими традициями заключается только в методологии: Тантра — это психоэкспериментальное толкование нетантрических знаний и сведений, заимствованных из других учений.
Особой позиции придерживается американский философ-тибетолог X. Гюнтер, который утверждает, что индуистский и буддийский тантризм возникли и развивались самостоятельно и независимо друг от друга, и представляют собой два разных тантрических направления. Задолго до этого, в далеком прошлом, это было уже признано одним из выдающихся буддийских ученых Запада Луи де ла Балле Пуссеном, что буддийские тантры совершенно отличны от индуистских тантр и никогда не было какой-либо путаницы или неразберихи в передаче их учений.

Несмотря на мнение столь высоких авторитетов, учитывая сложность данной проблемы, можно все-таки сделать попытку и допустить, что обе традиции восходят к общему истоку, уходящему в глубокую древность, и предположить о существованиии прототантры, от которой в виде отростков отошли две традиции, и каждая выбрала свой особый путь.

Правильное понимание Тантры затруднено по причине двух предвзятых, но широко распространенных установок. Одни энтузиасты стремятся утвердить имидж Тантры, как глубоко эзотерического и таинственного учения, а это неизменно отпугивает ряд исследователей умеренно-интеллектуального склада. Энтузиасты другого рода усердствуют в поисках глубоких противоречий и непристойных элементов в культах, которые настаивают на своем тантрическом происхождении, что также способно вызвать неприязнь у людей определенного склада. Очень немногие исследователи осознают неправомочность как первого, так и второго воззрения. Действительно, авторы многих тантрических текстов оперируют весьма отвлеченными категориями, используя при этом специальные системы символов, иногда очень сложные. Правдой является и то, что ряд тантрических ритуалов при их описании и на практике могут показаться весьма причудливыми и даже отвратительными. Но подобные отклонения и извращения, по большому счету, чужды духу и букве подлинной тантрической идеологии.
Тантра, в своих истоках, — религия народная, и потому элемент абстрактного в ней минимален. Она посвящена простому человеку и решению проблем его повседневной жизни. Несомненно, в тантрической культуре главный акцент ставится на индивидуальное, в противовес ориентации на социальное — характерной черте традиции ведической; но при этом такие черты индивидуального поведения как экстравагантность или эксцентричность тантрической традицией никогда не одобрялись и не поощрялись. Традиция Тантры больше связана с идеалом «безмятежного созерцания», чем с идеалом «радостной жизнедеятельности», воспеваемом в ведических гимнах. И действительно, экстатический и жизнерадостный темперамент Вед был существенно смягчен влиянием Тантры, что заметно отразилось на идеологии Упанишад. Таким образом, Тантра не является чем-то недоступно эзотерическим или отталкивающе вульгарным. Это скорее просто средство для достижения гармонии и уравновешенности в этом мире, полном разнообразных, зачастую противоборствующих сил.

Само слово «тантра» объясняется по-разному, неоднозначен и ответ на вопрос о происхождении термина. Термином «тантра» обозначают и систему философских взглядов, и набор определенного рода духовных практик и просто письменные источники. Термин «тантра», также как и термин «йога», имеет очень широкий спектр значений, в который одновременно укладываются вещи широко и малоизвестные, легко и трудно воспринимаемые.

Происхождение слова «тантра» связано с профессиональной деятельностью ремесленников-ткачей. «Тантра» — это приспособление для «вытягивания» или «растягивания» нитей (корень тан), что в отвлеченном смысле указывает на процесс распространения или растягивания. Это слово может означать также и просто «объяснение» (tattriti dhatoriha dharanarthat). В последнем случае это будет либо книга, либо определенная глава из книги, которая содержит объяснения и аргументацию по определенному предмету (как, например, Шаштхи-тантра, Shashthitantra), либо истории, иллюстрирующие смысл (как Панчатантра, Panshatantra).

Поначалу подобные книги выполняли роль повседневных практических руководств, но с течением времени многие из них превратились в таинственные религиозно-магические трактаты. Несомненно, что, прежде всего, слово «тантра» означает действие (разворачивания) или процесс (распространения): т. е. техники, методы, практики и трюки. И само слово, таким образом, характеризует мастерство или компетентность в использовании и комбинировании этих разного рода искусных средств.
  • +2

  • 0

1 комментарий

warobushek
Как то смутно описано, на мой взгляд, похоже на выдержки из умных книг. Не хватает реальных примеров… Т.е. что включают в себя тантрические практики.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.